Лимарев Анатолий Григорьевич (1929 – 1985)

Мое знакомство с Анатолием Григорьевичем было, к сожалению, очень не продолжительным. Мы познакомились в 1983 году, за 2 года до его ухода из жизни. Кроме встреч, связанных с моей профессией, несколько раз встречались у него в мастерской, у меня дома. Если бы знать наперед, как все сложится, сколько интересного и важного можно было бы обсудить даже за это короткое время. Но никто никуда не спешил, и случилось так, как случилось.

Родился Анатолий Григорьевич Лимарев в г. Амвросиевка (Донецкой области). Окончил Киевский Государственный Художественный Институт (1957), педагог – С. Григорьев. Член Союза художников СССР.

Анатолий Лимарев в экспертной художественной среде признан одним из наиболее выдающихся украинских живописцев. Однако широкой аудитории имя этого художника, увы, мало, о чем говорит. Анатолий Лимарев работал в конце 60-х - начале 80-х годов, и его творчество, не соответствовавшее канонам соцреализма, было вытеснено на обочину советского художественного олимпа. Работы Лимарева не вписывались в официальные украинские экспозиции 70-х годов, в них нет эффектных ситуаций или сколько-нибудь героизированных персонажей.

В 1974 году Лимарев дебютировал в Киеве композицией «Весна». Живописец был полон надежд, радостного подъема, доверия к коллегам. Его весенний пейзаж, увиденный через окно, искрился светом и голубизной. Те, от кого тогда зависели судьбы художников в Украине, с досадой отвернулись от этого окна и весны: Лимарев был, очевидно, талантливее многих, чьи работы, соседствуя с «Весной», пожухли, как вылинявшие обои.

Весна

Посредственность испытывала его изоляцией, но он оставался художником в самом строгом смысле этого понятия. Ему было чуждо циничное отношение к искусству как к средству обретения благополучия. Тем более невозможно представить А.Лимарева приспосабливающим свое мастерство к сиюминутным нуждам общественной конъюнктуры. Чистота его помыслов и поступков была постоянным укором тем, кто давно работал по принципу «чего изволите?», по инерции именуя себя художником. Именно «знатоки» из Худфонда УССР помногу месяцев оставляли его без заказов, унижая безденежьем, истязая полуголодным существованием, объявляя безумцем. От всего этого художник спасался перед холстом. «Нам, оказывается, - говорил Анатолий друзьям, - надо учиться многому. Мы неученый народ и надеемся на свой талант… Надо профессионально решать вопросы, если мы занялись живописью… Раз я заговорил об ответственности, то знаю, за что отвечаю. Пусть каждый знает, за что он отвечает в искусстве».

Его единственная персональная выставка состоялась в 1988 году – через три года после смерти художника. Тогда же, вышел небольшой каталог его работ, со вступительной статьей Александра Найдена – одной из немногих существующих статей о Лимареве. Статей, посвященных Анатолию Лимареву, едва ли наберется десяток. Да и те, что существуют – скорее дружеские воспоминания о нем, нежели попытка глубокого критического анализа его творчества. Впервые, еще в начале 80-х годов, о Лимареве написала искусствовед Ольга Петрова (позже, она опубликовала статью о нем в газете «Зеркало недели», 1999).

Все, кто писал о Лимареве, пытались дать ему короткое емкое определение, одним махом, одним именем обозначить все его творчество.

Ольга Петрова называет его украинским Ван Гогом и «солнцепоклонником». Безусловно, можно говорить не только об идентичности жизненных испытаний и трагического финала, но в первую очередь о дерзком взгляде на солнце, в умении создать «портрет солнца».

Александр Найден видит в работах Лимарева прямое отражение народного искусства.

Вместе с тем, творчество Лимарева и сама его фигура в искусстве значительно сложнее, и не поддаются одному определению. Рисунок написанных им фигур часто груб, угловат, поверхностному взгляду кажется даже непрофессиональным. Но притом, изумляющая раскованность, почти недопустимое (в понятиях человека, прошедшего школу) обращение с краской, которая в чистом виде, из тюбика переносилась на холст и здесь благодаря колдовству А.Лимарева делалась не только цветом, но живой, трепещущей плотью мира!

Автопортрет     В. Солодухин, 1975

Ретроспективный взгляд на творчество мастера позволяет увидеть, что оно шло по пути упрощения сюжетной основы и одновременного обогащения цветовой палитры.

Перед гозой   Памяти М. Вайнштейна, 1982

На реке. Июдь. 1978   Подсолнухи. 1960

Бабы. 1975.     Баба вяжет лук. 1983-1985.

Жрица. Портрет жены.   Венки из одуванчиков. 1985.

Анатолий Лимарев был одним из участников печально известной «Выставки девяти», инициированной молодыми «андеграундными» художниками советской Украины, которым пришлось пятнадцать лет добиваться своей выставки. Их работы не пропускали, правили, не допускали. К моменту открытия выставки в 85 году сами художники стали уже не так молоды, а их творчество не столь радикально – чиновники от искусства добились своего. Сегодня непросто понять, как невинная живопись Анатолия Лимарева – фигуратив с ничем не отличными от соцреалистических сюжетами – могла быть радикальной. Очевидно, она не могла вписаться в регистр советского именно за счет внутренней свободы, легкости, непринужденности.

Однако легкость работ Лимарева имеет ту же природу, что и движения балерин на сцене – на самом деле, он очень тяжело работал над каждым полотном. Работа для Лимарева была смыслом жизни. Он рисовал запоем – как истинный художник не мог не рисовать, воплощая идею о том, что «быть художником – это мука и страдание».

Анатолий Лимарев не мог преступить свои художественные принципы искренности, чтоб заработать. Семья жила на зарплату жены – ставку фотографа в институте Гидробиологии размером в 130 рублей. Он не мог выполнять так называемую халтуру - картины на заказ комбината, Союза художников. Одна из последних работ Лимарева «Падший ангел», образец символизма, немного выбивающаяся из его привычной сюжетности и стиля, была заказной – на месте ангела должен был быть красноармеец. Лимарев отказался от заказа, довершив картину по-своему.

Падший ангел. 1983-85

Возможно, от чрезмерного напряжения у Лимарева развилась психическая болезнь, обострявшаяся по осени. 6 ноября 1985 года, вскоре после закрытия «Выставки девяти», он покончил с собой, проболев около десяти  лет.

_____________________________

*Для написания воспоминаний об Анатолии Григорьевиче Лимареве использованы фрагменты опубликованных о нем статей и фотографии представленных на выставке работ художника.